Взращивая внимательность в тёмную эпоху

Сакьонг Мипам Ринпоче

Согласно многим традициям мудрости, мы живём в тёмную эпоху. Более тысячи лет назад великий учитель Падмасамбхава, принесший буддизм из Индии в Тибет, предсказал, что особенностью этой конкретной тёмной эпохи будут наши растущие умения. Мы будем создавать мириады способов развлекаться, становясь экспертами в том, как потратить свободное время. Мы будем использовать свой интеллект не для совершенствования, а для того, чтобы «оттянуться» в той или иной форме отвлечения, в ощущении постоянного праздника. Наши рассеянные умы погрязнут в неистовой суете. Падмасамбхава предсказывал, что по мере того как мы становимся сообразительнее и умнее, сочувствие кажется нам ненужным, и мы забываем, как привносить смысл в собственную жизнь.

В учении Шамбалы мы называем эту тёмную эпоху «заходящим солнцем». По-тибетски этот термин буквально означает «объедки», «остатки дня». Слово «остатки» здесь указывает на последние крохи добродетели (тиб. – gewa), той положительной двигательной силы, которая влечёт нас вперёд, открывая сердце и ум вместо того, чтобы заглушать их. Действия, подобные состраданию и любящей доброте, ведут к счастью, поскольку они возвышают наше существование. Во времена, когда добродетель не ценится, суматоха и негативность затуманивают ум, становясь причиной запутанности и несчастья. У нас нет ясного понимания своих целей или потенциала. Когда затихает деятельность, позволяющая нам двигаться к просветлению, падает и жизненная энергия. Если мы действительно не понимаем, куда всё движется и чем является наше путешествие (иначе говоря, если у нас нет «карты местности»), тогда мы теряем энергию в беге по кругу, не практикуя должным образом в правильном направлении.

Что препятствует нашему движению вперёд? Что должно быть преодолено? Прежде всего нужно преодолеть амбиции — попытки достижения чего-либо. Ум пытается чего-либо достичь из-за чувства недовольства, отсутствия удовлетворённости. Эта разновидность амбиций отличается от усилия и верной практики; это те колёса, на которых катится сансара. Мы не распознаём открытость своей собственной природы. Не понимая, кем мы являемся, продолжаем двигаться по кругу. Чувствуем, будто движемся куда-то, но позже видим, что так никуда и не пришли. В этом всегда есть чувство достижения и потери.

Амбиции — знак того, что мы пытаемся унять своё страдание мыслями о том, что нечто внешнее сделает нас счастливыми. Но так как этот подход эгоцентричен и агрессивен, он никогда не смягчает боль, а только разжигает её. Этот вид амбиций — по сути замешательство, незнание, что делать и куда устремить свою веру. Мы вкладываем свои надежды и амбиции во что угодно, но без толку. Медитация и постмедитация расширяют наше понимание качеств достойных объектов. Вот почему мы делаем формальную практику. Когда у нас есть смелость, чтобы буквально сесть и работать со своим умом, тогда учимся быть свободными от амбиций в положительном смысле: мы можем расслабиться в том, кто мы есть. Открытие ума таким способом ведёт нас к пониманию того, как преодолеть агрессию и развить сострадание. Когда мы помещаем амбиции в этот просветлённый контекст, они фактически становятся чем-то ценным.

В тёмную эпоху есть ещё одна преграда на пути прогресса — привязанность к семье и друзьям. Такая привязанность только создаёт страдания и для нас самих, и для окружающих. Медитация помогает нам не застревать в кармической ситуации с другими. Конечно, мы хотим счастья близким, друзьям, но наши благие побуждения часто сопровождаются едва уловимыми следами агрессии или страстных желаний. Будучи практиками, мы учимся строить отношения с семьёй и друзьями без цепляния. Нам нужно понять: если мы хотим своим любимым счастья, самое полезное, что мы можем для них сделать, это хорошо практиковать. В тибетской культуре в тех случаях, когда люди сталкиваются с семейными проблемами, заключают брак или начинают новое дело, они могут попросить ламу попрактиковать для них. Можно счесть это разновидностью духовного материализма, но, честно говоря, что мы сами делаем в таких ситуациях? Раздражаясь или беспокоясь, мы стараемся манипулировать ситуацией, чтобы получить то, чего хотим. Этот способ не только неэффективен, но и ещё больше погружает нас в привязанности. Раз уж быть привязанными, то лучше делать это в отношении благотворной силы практики.

Страх — ещё один фактор, удерживающий нас в тёмной эпохе. Этот страх происходит из недостатка доверия собственному истинному существу, естественно излучающему сострадание и доброту. Страх приходит из-за неведения, кто мы такие. Прописавшись в неведении, мы начинаем считать «себя» монолитным существом, нуждающимся в укреплении, которому есть что приобретать и терять. Всё это ведет к меньшей сострадательности и большей амбициозности и привязанности.

Подавленность также иссушает жизненную энергию. Мы почему-то не можем расшевелить собственную энергичность. Депрессия — иная сторона сомнения в потенциале нашего существа. У неё есть качество клаустрофобии — нам так уютно в маленьком мирке ограниченных представлений. Я говорю не столько о клинических случаях депрессии, сколько о подавлении способности воспринимать мир таким, каким он является в действительности. Наше восприятие притупилось. В результате взаимодействие с миром лишь подпитывает наше недоверие к собственной природе; мир как бы возвращает нам то, что исходит от нас. Нам мало места, и мир неживой, и не за что ценить себя или свою ситуацию.

Находясь в подавленности, мы не хотим расширять свои пределы; мы становимся ленивыми. Лень и подавленность создают прекрасную парочку на «вечеринке» страдания. Имеет место «низкосортный» гнев — лёгкое раздражение от радости других. Мы хотим того, чем обладают радующиеся. Мы можем освободиться от чувства тяжести и подавленности, расслабив своё отношение к окружающему — без небрежности, но открыв своё восприятие. Целебное противоядие депрессии — ценить собственную ситуацию прямо сейчас.

Оживление ума и прибавление жизненной энергии начинается с хорошей стратегии. В этот очень сложный период нам нужны практики, ориентированные на деятельность, начиная с внимательности. Будучи практикующими, мы обладаем потенциалом создавать приподнятость в окружающей обстановке, которая поддерживает нас в изменении собственных привычек. Речь не идёт об успехе, большом или маленьком; мы работаем над искусным покорением негативности, начиная с малого. Мы начинаем с того, что смотрим на условия собственной жизни, которые могут совпасть таким образом, что тьма эпохи усилится.

Итак, куда мы направляем свой ум в повседневной жизни? Какие влияния поддерживаем со стороны окружения? Когда внимательность открывает имеющийся выбор, мы можем привнести небольшие изменения, которые потом вызовут большие перемены. Я называю это «десятипроцентным преимуществом». Если мы смещаем внимание буквально на несколько делений, легко впасть в негативность. Если мы сместим его в ином направлении, легко направиться в хорошую сторону. Обращать внимание на собственную жизнь и обустраивать окружение так, чтобы оно поддерживало нас в развитии сострадания — так мы выходим из тёмной эпохи, верно и действенно.

Декабрь 2008